8-800-500-97-95

РОЛЬ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ СХОДСТВА ДО СТЕПЕНИ СМЕШЕНИЯ В АРБИТРАЖНЫХ СУДАХ

В статье исследована значимость результатов социологических исследований как нового типа доказательств на примере арбитражных дел о сходстве до степени смешения.

В ходе анализа автор рассматривает вопросы о том, как часто данные социологических опросов принимаются судом, как авторство опроса сказывается на вероятности принятия его в качестве доказательства, как влияет принятие арбитражным судом социологического опроса в качестве доказательства и авторство опроса на исход дела.

Узнайте больше об экспертизах на сходство до степени смешения.

Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия[1]. Но как установить, существуют ли такие ассоциации, и насколько они интенсивны? Одним из наиболее показательных способов является непосредственное обращение к мнению потребителей при помощи социологических методик.

В таких странах как США, Италия, Великобритания, Германия, Австралия, а также в целом ряде других высокоразвитых государств, социологические опросы потребителей активно используются в качестве доказательств в спорах об интеллектуальной собственности, в том числе о сходстве до степени смешения[2]. В аналогичных делах, рассматриваемых арбитражными судами Российской Федерации этот тип доказательств активно применяется сравнительно недавно. Однако его развитие уже получило существенную поддержку в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда, который сослался на данные социологов как на свидетельство того, что существует сходство до степени смешения между товарными знаками, содержащими словесные обозначения LIVIA и NIVEA[3]. Тем самым, была фактически установлена допустимость использования результатов социологических исследований в качестве доказательств в спорах о средствах индивидуализации. В нашей статье будут рассмотрены некоторые результаты постепенного становления этого относительно нового типа доказательств на примере арбитражных дел о сходстве до степени смешения.

Для решения поставленной задачи мы используем эмпирическое исследование, основанное на анализе документов, представленных в Банке решений арбитражных судов[4]. При помощи поисковых запросов с ключевыми словами «социологический» (во всех словоформах), «общественное мнение» (во всех вариациях словосочетания) и «опрос потребителей» (во всех вариациях словосочетания) в совокупности с поисковым запросом «сходство до степени смешения» (во всех вариациях словосочетания) было отобрано 201 решение. Предметом всех арбитражных споров, по которым они принимались, было сходство до степени смешения, и в них в качестве доказательств фигурировали данные социологических опросов. Результаты статистического анализа, который может быть произведен на материале обнаруженных решений, естественно, подвержены определенным погрешностям, возникающим в результате неполноты базы расчетов (например, решения первой инстанции, как оказалось, хуже отражают использование социологических опросов, чем решения апелляции), неоднозначности некоторых формулировок и т.п. Однако нас интересуют, прежде всего, тенденции, отражение которых в собранных данных представляется достаточно надежным.

Для анализа складывающейся практики на основе статистического анализа решений, мы постараемся ответить на следующие вопросы:

1) с какой частотой данные социологических опросов принимаются в качестве доказательств арбитражными судами, а с какой – отвергаются?

2) как влияет авторство опроса на вероятность принятия его в качестве доказательства арбитражными судами?

3) как влияет принятие арбитражным судом социологического опроса в качестве доказательства на исход дела?

4) как влияет авторство опроса на исход дела?

Ответы на эти четыре вопроса помогут прояснить текущий статус социологических опросов и их целесообразность с точки зрения участников споров.

Частотное распределение имеющихся решений показывает, что в большинстве случаев (61%) данные социологических исследований принимаются в качестве доказательства арбитражными судами. Причем доля непринятия тем ниже, чем выше уровень судебной инстанции, на котором рассматривается дело. Суд первой инстанции (67 решений) отвергает социологические исследования в 43% случаев. Суд апелляционной инстанции (85 решений) – уже в 41% случаев, кассационная инстанция (43 найденных решения) не принимает в качестве надлежащих доказательств 37% социологических исследований, наконец, в надзорной инстанции, к которой относятся всего 6 наблюдений, не было зафиксировано ни одного отвержения.

Убывающая доля непринятых социологических исследований, с одной стороны, говорит о том, что последовательное отстаивание своей позиции в разных инстанциях системы арбитражных судов ведет к повышению вероятности выигрыша. Но, с другой стороны, эта доля может быть связана с тем, что более серьезные споры стороны склонны отстаивать в большем количестве инстанций, и в этих же более серьезных спорах чаще привлекаются более серьезные эксперты из числа социологов.

Среди исследовательских организаций, предоставляющих свои отчеты в качестве доказательств в арбитражных судах, существует четыре явно выраженных лидера, каждый из которых выполняет, примерно, пятую часть экспертиз. Это Институт социологии РАН, ВЦИОМ, Аналитический центр Юрия Левады и Московский государственный университет им. Ломоносова.   Преимущество этих организаций неудивительно, так как именно они во многом являются лидерами отрасли прикладных социологических исследований в России. На их долю приходится 75% социологических опросов, представленных в обработанных нами решениях. Еще 25% исследований были проведены другими социологическими (а иногда и не социологическими) организациями, чья специализация и квалификация могут быть не столь очевидны.

Очевидно, что авторство социологического опроса, а именно то, какая организация, и какие специалисты его проводили, может оказывать непосредственное и весьма существенное влияние на принятие результатов в качестве доказательств арбитражным судом. Речь здесь идет, в том числе, о репутации или официальном статусе. Так, Институт социологии РАН и МГУ им. Ломоносова являются государственными организациями, что может придавать дополнительный вес их исследованиям в глазах ЛПР (лиц, принимающих решения). Но главный фактор, стоящий за влиянием авторства на принятие результатов исследований – это специализация и определяемый ею уровень профессионального исполнения опросов о сходстве до степени смешения.

Вполне естественно, что социологи, часто проводящие соответствующие исследования, обладают большим опытом в учете формальных правил, соблюдении необходимых норм и стандартов, превращающих обычный опрос потребителей в действенное доказательство. Подтверждением этому тезису служит распределение принятых/отвергнутых судами опросов. Среди опросов, предоставленных организациями, не входящими в четверку лидеров, 74% не были признаны надлежащими доказательствами, и только 26% использовались судами при принятии решений. И наоборот, лишь 27% опросов, проведенных лидерами, не были приняты судами, а 73% оказали непосредственное влияние на вынесенные решения, будучи учтенными в качестве надлежащих доказательств.

Конечно, 27% отвергнутых опросов продолжают оставаться серьезным показателем, который свидетельствует о несовершенстве существующей практики. В основном, оно проявляется в отсутствии четких критериев качества опросов, предназначенных для арбитражных судов что, с одной стороны, позволяет судьям проявлять некоторый волюнтаризм, с другой – лишает социологов надежных оснований в работе. Но все же, полученные данные свидетельствуют о том, что социологические опросы активно и, в целом, скорее успешно используются в качестве доказательств в арбитражных спорах о сходстве до степени смешения. Причем успех этот прямо и достаточно сильно связан с авторством опросов. При обращении к организациям, не имеющим соответствующей специализации и, следовательно, достаточно опытных сотрудников, риски оказываются слишком велики. Надежды на улучшение ситуации, в том числе на повышение доли принятых в качестве доказательств опросов и на выравнивание шансов различных социологических организаций, можно связывать с разработкой единых стандартов качества социологической экспертизы, которая в настоящее время ведется Институтом социологии РАН во взаимодействии с другими лидирующими социологическими центрами[5].

На первый взгляд, необходимость в социологических опросах или иных доказательствах, подготавливаемых специалистами, в делах о сходстве до степени смешения отсутствует, так как имеется хорошо известная позиция ВАС РФ, согласно которой вопрос о сходстве обозначений является вопросом факта и может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя, так как не требует специальных познаний[6]. В целом это вполне разумная позиция, которая дает возможность апеллировать к здравому смыслу в очевидных случаях. Но проблема состоит в том, что далеко не все случаи очевидны. Во-первых, судья или другое лицо, принимающее решение, не всегда может мысленно встать на позиции рядового потребителя. Во-вторых, граница между сходством обозначений и их сходством до степени смешения очень часто оказывается размыта: ее невозможно установить, руководствуясь только здравым смыслом, требуется обращение к мнению реальных потребителей.

Оба отмеченных обстоятельства присутствовали, например, в арбитражном деле №А40-90213/09-67-595, основанном на иске компании «Роквул» (ЗАО «Минеральная вата», владеющая товарными знаками «РОКВУЛ СИЛИНГ», «ROCKSILK», «РОКОПТИМА», «ROCKWOOL РОКВУЛ», «РОКФАСАД» и т.п.) против «Артели №77» (использовавшей обозначение «ROCKPIPE»). Во-первых, речь шла об обозначениях на рынке теплоизоляционных материалов, которые не относятся к товарам массового потребления. Поэтому для большинства участников дела было бы не очень легко встать на позицию рядового потребителя. Во-вторых, сходство между товарными знаками компании Роквул и обозначением, которое использовала «Артель №77», могло быть неочевидно, но равно неочевидно было и отсутствие такого сходства, так как тождественна была только первая часть словесных обозначений. Достаточно ли этого для возникновения смешения? Как оказалось, для потребителей теплоизоляции – достаточно. Может быть, на другом рынке это играло бы несущественную роль, но компания «Роквул» – один из крупнейших в мире производителей теплоизоляции, была известна подавляющему большинству потребителей. И на этом рынке также хорошо известно, что линейка товаров этой компании называется по одному и тому же шаблону – «Роксилк», «Роксаунд», «Рокфасад» и т.п. Естественно, обозначение «ROCKPIPE» воспринималось как элемент той же самой линейки и вызывало прямые и явные ассоциации с производителем остальных товаров – «Роквулом».

Таким образом, многообразие ситуаций, необходимость учета контекста, уровня известности обозначений и т.п. делают неосуществимым создание такого закона или инструкции, которые позволяли бы во всех случаях четко и однозначно определить, существует ли сходство до степени смешения, опираясь на параметры самих сравниваемых обозначений. Сложность проблемы не позволяет и обойтись во всех случаях здравым смыслом и занятием точки зрения рядового потребителя. Поэтому арбитражные суды, стремясь к выработке обоснованных решений, часто опираются на результаты социологических опросов потребителей, которые, в норме, являются объективными фактами, засвидетельствованными авторитетными специалистами. Благодаря этому, опросы потребителей, представляемые в качестве доказательств, могут оказывать реальное влияние на исход спора. Проведенный нами статистический анализ позволяет оценить это влияние.

Если рассматривать арбитражные споры, в которых ни одна из сторон не использует социологические опросы, то априорная вероятность победы каждой из них может быть оценена как 1/2 или 50%. В таком случае эффект от использования дополнительного вида доказательств можно рассматривать как превышение частоты выигрыша над априорными 50%. Анализ собранной нами базы данных решений показывает, что стороны, использующие социологические опросы, выигрывают с вероятностью 58%. То есть, само по себе использование дополнительных доказательств повышает вероятность выигрыша на 8%. Эта величина, на первый взгляд, кажется скромной, однако она позволяет, на основе простой экономической логики, оценить целесообразность социологических опросов: она присутствует, если стоимость получения дополнительного доказательства меньше, чем примерно 1/10 стоимости защищаемых прав.

Необходимо отметить два важных обстоятельства. Во-первых, частота выигрыша стороны, представившей социологический опрос (58%), несколько меньше, чем частота принятия опросов в качестве доказательства (61%). Эта разница объясняется тем, что в некоторых делах социологические доказательства используются обеими сторонами. Кроме того, в принципе, возможно истолкование судом представленных доказательств не в пользу того, кто их представляет. Во-вторых, выведенная частота 58% относится ко всем социологическим опросам.

Мы выяснили ранее, что у лидирующих в области социологической экспертизы четырех организаций уровень принятия доказательств существенно выше. Аналогичная ситуация складывается и с частотой выигрыша. При уровне принятия 73%, вероятность выиграть для тех участников дела, которые пользуются результатами Института социологии РАН, Левада-центра, ВЦИОМ или МГУ им. Ломоносова, достигает 71%. Таким образом, эффект от использования дополнительных доказательств составляет 21%, а экономически целесообразной оказывается социологическая экспертиза, стоимость которой не превышает 1/5 от стоимости защищаемых прав. Эта гораздо более внушительная величина отражает более высокий профессиональный уровень исследований организаций, специализирующихся на экспертизе сходства до степени смешения, который позволяет арбитражным судам более уверенно опираться на объективные факты относительно поведения потребителей.

Проведенное нами исследование показало, что использование социологических опросов в арбитражных спорах о сходстве до степени смешения является интенсивно складывающейся юридической практикой. На сегодняшний день она не является достаточно формализованной (в частности, наблюдается нехватка норм и стандартов качества социологической экспертизы), в результате чего достаточно высок процент отвержения арбитражными судами социологических опросов в качестве доказательств. Среди всех опросов он достигает 39%, а среди опросов, проведенных четырьмя лидерами в этой области (Институт социологии РАН, Левада-центр, ВЦИОМ и МГУ им. Ломоносова) – 27%. Иными словами, само по себе проведение социологического исследования еще не гарантирует не только победу, но даже учета его результатов арбитражным судом.

Но в тех случаях, когда исследования все же принимаются в качестве доказательств (а это большинство споров), они оказывают реальное влияние на исход дела, в первую очередь благодаря тому, что представляют арбитражному суду дополнительные факты, на которые можно опереться при принятии решения. Это влияние повышает вероятность выигрыша на 8% в среднем, и на весьма существенный 21% в случае использования результатов хотя бы одной из четырех лидирующих организаций.

Таким образом, можно признать целесообразным обращение сторон к социологическим исследованиям в спорах о сходстве до степени смешения, особенно в том случае, когда исследования проводятся авторитетной организацией, имеющей специализированное подразделение, сотрудники которого обеспечивают достаточно высокое качество и убедительность результатов. Выбору исполнителей социологической экспертизы посвящены специальные работы, в которых описывается система критериев[7]. В рамках же проведенного нами статистического анализа, можно заметить, что целесообразным является, прежде всего, обращение к одной из четырех названных выше ведущих социологических организаций, специализирующихся на исследованиях сходства до степени смешения.

Библиография

1. Бабич Н. С., Батыков И. В. Формулировка вопроса о смешении средств индивидуализации в сознании потребителей: пути повышения качества информации // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2012. №7. С. 141-149.

2. Банк решений арбитражных судов. URL: http://ras.arbitr.ru/ (Дата обращения 01.09.2012).

3. Батыков И. В. Выбор исполнителя производства судебной социологической экспертизы оценки объектов интеллектуальной собственности // Мир юридической науки. 2012. №10. С. 72-79.

4. Батыков И. В. Социологическая экспертиза смешения средств индивидуализации в сознании потребителя: обзор методических приёмов // Биржа интеллектуальной собственности. 2012. №9. С. 15-18.

5. Методические рекомендации по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство. Утверждены приказом Роспатента от 31.12.2009.

6. Письмо Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 №122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

7. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 июля 2006 г. № 3691/06.

8. Bayer A., Holden J., Lennon L. & Swaine K. The value and treatment of survey evidence in different jurisdictions // Trademark Reporter, 2010, №6. P. 1373-1405.

9. Berger J. T. & Halligan R. M. Trademark surveys. New-York: Oxford University Press, 2012.

[1] Методические рекомендации по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство. Утверждены приказом Роспатента от 31.12.2009. Пункт 3.

[2] Bayer A., Holden J., Lennon L. & Swaine K. The value and treatment of survey evidence in different jurisdictions // Trademark Reporter, 2010, №6. P. 1373-1405; Berger J. T. & Halligan R. M. Trademark surveys. New-York: Oxford University Press, 2012.

[3] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 июля 2006 г. № 3691/06.

[4] Банк решений арбитражных судов. URL: http://ras.arbitr.ru/ (Дата обращения 01.09.2012).

[5] См., например: Бабич Н. С., Батыков И. В. Формулировка вопроса о смешении средств индивидуализации в сознании потребителей: пути повышения качества информации // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2012. №7. С. 141-149; Батыков И. В. Социологическая экспертиза смешения средств индивидуализации в сознании потребителя: обзор методических приёмов // Биржа интеллектуальной собственности. 2012. №9. С. 15-18.

[6] Письмо Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 №122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

[7] См., например: Батыков И. В. Выбор исполнителя производства судебной социологической экспертизы оценки объектов интеллектуальной собственности // Мир юридической науки. 2012. №10. С. 72-79.

Статья Роль социологических доказательств сходства до степени смешения в арбитражных судах.

Чтобы получить подробную информацию о социологической экспертизе средств индивидуализации или заказать исследование,
позвоните по телефонам:
8-800-500-97-95
8-499-662-97-95 (экспертный отдел).